Редуцент
Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.


"Надо тебе кого-нибудь посерьезнее дать, - сказал тренер на прошлой неделе, - а то как ни придешь, все тебе халява достается: то Шеф, то Лаврушка".
И дал.
Прихожу сегодня, а там меня Палитра ждет подседланная.
Лошадь Бегу.
Это одна из самых добрых, самая чуткая и нежная лошадка. Но у нее есть один существенный минус. Она бежит, всегда бежит. У нее, видимо, что-то с тормозной системой не очень. В общем, не от зла она бежит. Просто бежит. Пока не воткнется во что-нибудь или не свалится. Ноги скользят, зад заносит. А она рвется галопом, как ужаленная.
Это для дилетанта страшно.

Есть и еще кое-что неприятное. Я не могу избавиться от страха перед лошадьми. Ну или не перед ними, а перед чем-то еще. В любом случае, я всегда боюсь идти на конюшню, независимо от того, Хреновое это, Чесменка, Переделкино или Внуково. В день, когда назначено занятие, примерно за час до выхода из дома я славливаю панику. И все. Она длится до тех пор, пока я не уйду домой. В Хреновом это была почти ежедневная паника. В Чесменке, где мы работали на заводе каждый день, я вообще еле живая ходила. Мне было так страшно, что жкт выворачивало целиком.
Этот страх очень мешает овладеть конным делом.
Впрочем, когда на работе ко мне пару раз обратились клиенты за типа психологической консультацией, паниковала я точно так же. Тут дело явно не в конях и не в рабочей психологии, а в каком-то личностном сбое.

Короче говоря, мне было страшно и так, а тут еще пугающая меня Палитра.
Но, как и всегда, я залезаю на то, что мне дают. Я доверяю тренеру, выбравшему мне лошадь. Я доверяю себе в том, что приложу все усилия, чтобы остаться в седле. Я хочу овладеть навыком, хочу уметь справиться с любой лошадью. Уж с прокатными-то тем более.

И как всегда, получаю ценные уроки, которые как богом написаны. Говорю о лошадях, а сама вижу, что все то же самое справедливо и для жизни вообще.

Когда лошадь бежит быстрее, чем тебе бы хотелось, - не зажимайся. Зажимаясь, ты как бы протестуешь против начатого движения, тебе кажется, что таким образом ты требуешь остановиться. Или хотя бы сможешь лучше удержаться в седле. Но нет. Не зажимайся. Это не дает эффекта замедления. Даже хуже. Лошадь, чей всадник зажался, нервничает и из-за этого может сделать что угодно. Двигайся вместе с лошадью - всегда. Даже если ты хотел направо, а она рванула налево. Даже если ты хотел шагом, а ей приспичило галопом. Двигайся вместе с ней. Двигайся в соответствии с ее реальными движениями, а не твоими воображаемыми. Это единственный способ остаться НА ней.
Может показаться, что задвигавшись с лошадью в галоп, когда стояла задача рысью, ты поощряешь галоп. Может показаться, что ты будто бы потакаешь лошади, приводя свои движения в соответствие с ее ритмом и направлением. Может быть, ты зажимаешься лишь для того, чтобы всеми фибрами тела и души показать, что не согласен и не собираешься ей потакать? Это ошибка.
Лошадь не понимает, что значит "не согласен".
Она не ищет твоего согласия! Ей похер!
Твое "не согласен" ничего не стоит. И оно не действует. Протест следует вычеркнуть из списка "управление". Никогда не пытайся пересилить лошадь. Даже звучит глупо ведь.
Лошадь не пытается угадать твои желания и мысли. Когда ты садишься, она не начинает думать "хм, интересно, как бы мне ему угодить?". Инициатива общения исходит от тебя, от всадника. Это ты зачем-то взгромоздился на спину животного, это тебе зачем-то надо. Вот ты и думай, как установить контакт. Лошади на удивление отзывчивы на самом деле, учитывая все происходящее.
Управление лошадью, управление скоростью и направлением состоит в общении. Необходимо найти взаимопонимание. Необходимо наладить общение с ней. Давать четкие команды, которые она поймет (а понимают они замечательно, если ты все сделал правильно). Ты не можешь ожидать от лошади угодливости, но зато ей очень легко навязать свое мнение, и для этого людьми на лошадином языке разработана целая система знаков, которыми ты волен воспользоваться.

Не бойся. Ты владеешь системой знаков, ты знаешь, как управлять скоростью и направлением. Лошадь - твой друг, твоя сила. В какой-то мере она часть тебя самого. Если будешь обособляться от нее, воспринимать как нечто отдельное, непредсказуемое и дикое, то не сможешь найти с ней общий язык. А соответственно и не уедешь далеко. Не бойся. Ты умеешь найти с ней контакт, ты знаешь приемы контроля.

Итак, приемы.
Поскольку лошади не тупые, как и люди, они раздражаются, когда с ними начинают обращаться, как с тупыми.
Повод нужно тянуть плавно и равномерно. Плавно и равномерно. Плавно и равномерно.
Повод нельзя дергать. Повод не должен быть внезапным и неожиданным, это бесит животное. Повод - это уважение к лошади. На людей ты же не орешь благим матом, прося передать соль за столом или спрашивая дорогу в городе. Вот и лошадь не матери. Не трогай повод рывками.
Любое движение повода должно начинаться в запястье.
Запястья всегда должны оставаться над холкой. Набираешь ты повод или отдаешь, делай это так, чтобы руки оставались всегда в одной локации. Недопустимо тянуться за поводом, если лошадь опускает голову. Недопустимо тянуть повод на себя, прижимая руки к собственному животу или отводя их вообще за бока.
Тянуть к бедру можно только в одном случае - когда лошадь не поворачивает после запястного приказа повернуть. Само запястное движение отлично передается через повод и ощущается на том конце. Но бывают моменты, когда лошадь тебя проверяет: а ты, может, слабак? А что, если я пойду в другую сторону? Вот тогда тянем один повод к бедру. Сильно тянем. И плавно.
Вообще без силы не обойтись. Но не в смысле пытаться пересилить. А в смысле быть понастойчивее.
Набрать повод: средним и указательным пальцами одной руки ухватить второй повод, таким образом оба повода оказываются в ней, а вторая рука полностью освобождается. Ею хватаем так же оба повода, но чуть короче. И так, как по канату, ползем по поводу попеременно то одной, то второй рукой до нужной длины.
Именно так держат повод и при управлении одной рукой - безымянный палец зажат между поводами. Именно благодаря ему на том конце повода создается внятное натяжение левой или правой стороны.
Теперь о торможении.
Набор и удержание повода в коротком состоянии, увы, имеет двойственный эффект, причем прямо противоположный. С одной стороны, набором и натяжением повода мы тормозим лошадь. С другой стороны, набор повода - это сигнал к ускорению и возможность лошади лечь в повод. Как тут быть?
Тормоз: плавно набираем и натягиваем повод с такой силой, чтобы появился эффект. Слабое натяжение подействовало - замечательно. Не действует? Сильнее.
Однако если эффекта нет, если лошадь легла в повод, предложила тебе понести ее голову, а сама скачет дальше, повод нужно отдать. Голова лошади провалится вниз от неожиданности. Лошадь утратит ритм, она почувствует провал. Созданием таких провалов, набирая и отдавая повод, можно сделать скоростной бег невкусным, и лошади это надоест, она перейдет на шаг. Провалы можно создавать как с обеих сторон сразу, так и с одной и с другой по отдельности.
Торможение также достигается правильной интонационной командой.
Можно слегка попилить поводом (слегка!), чтобы подергались кончики трензеля или хакаморы. Это привлекает внимание лошади к поводу.
Для торможения также подходят вольты, но их нужно применять с осторожностью в полях, где в высокой траве или снегу могут скрываться опасные предметы\ямы, а на плацу вольт может не дать нужного эффекта, потому что тут и так по кругу бегаем, разница не видна. В любом случае, тормозящий вольт - это всегда убывающая спираль.
В лесу, где вольт не сделаешь при всем желании, можно перекидывать вес корпуса то на одну сторону, то на другую.
И, наконец, берейтоский троллинг. Если лошадь понесла - наподдать ей еще и шенкелей. От такой неожиданности она может и растеряться. Удивиться и даже расхотеть бежать дальше.
В конце концов, если ваше настроение, дорога впереди и состояние лошади располагают, то почему бы вам и не поскакать?










@темы: записки поскакателя