Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

— Скажите, батюшка, я правильно живу?
— Правильно, сын мой! Только зря!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:45 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Человеку не место на Земле. Вот, что крутилось у меня в голове во время всего фильма "Земляне".
Знаете, это такой фильм, который вряд ли кто-то захочет смотреть.
Это документальные кадры со скотобоен, звероферм, птицефабрик, цирков, зоопарков, охотничьих угодий и рыболовных хозяйств. Это фильм о немыслимых страданиях живых существ, и целесообразность их страданий поставлена под большое сомнение.
Я не Шерлок Холмс, я не держу на своем чердаке исключительно функциональную информацию. Я люблю знать всё. В том числе я смотрю, читаю такие вещи, размышляю на такие темы, которые у людей не вызывают желания обсуждать, видеть, касаться. И вообще вот этот вопрос "зачем тебе это?" ставит под сомнение соображалку вопрошающего.
Хотя нет, на всякий случай такое надо спрашивать.
Вдруг человек смотрит на ужасы и смерть ради удовлетворения? Такое о человеке лучше знать, чем не знать, для своей же безопасности.

Конечно, скомпилированные в 2-х часовое видео, кадры с кровью, фекалиями и мучениями - это концентрат. Конечно, когда смотришь на пиздец какие муки животных, проникаешься болью и негодованием.
Вызываемые фильмом эмоции - это тоже концентрат, следует помнить об этом и не выбрасываться из окна в приступе охуевания.

Во мне фильм пробудил совершенно естественное отвращение к индустрии, слезную жалость к коровкам и лисичкам, котятам и слоникам... ко всем. На то он и рассчитан. Фильм утверждает, что animal-индустрия не имеет вообще никакого права на существование, что она должна быть уничтожена. Фильм освещает тот факт, что производство товаров животного происхождения экономически нецелесообразно, что эта индустрия приносит убытков и вреда гораздо больше, чем протеина, ценного меха и людской радости. Фильм также указывает на то, что животные испытывают боль точно так же, как мы, и мы не имеем никакого морального права распоряжаться их судьбами.
Фильм вызывает ураган негативных чувств. И этот ураган порождает естественные, хорошо известные выводы.
По правде говоря, я поймала себя на том, что пытаюсь найти как можно больше аргументов против animal-индустрии.
И в какой-то краткий миг я поняла, что это на всю катушку работает хорошо известный психологический механизм, оправдание своей позиции, вызванной эмоциями.

Нет, я никакая не психопатка, и менее жаль животных мне не стало.
Но я стала задавать себе очень неудобные вопросы.

Что, если отбросить эмоции?
Какие причины движут людьми, использующими животных?
Что, если по-другому невозможно?
Что, если все мы, живые существа этой планеты - всего лишь набор химических соединений? Что, если нет никакой разницы между превращением воды в пар и превращением еды в говно, а живого тела в труп? И не все ли равно, КАК происходит это превращение? И не все ли равно, как будут двигаться потоки атомов в пределах одной планеты?
К чему сантименты?
Что мы будем есть и надевать, если мы откажемся абсолютно от всего, что вредит экосистеме, животным и нашему здоровью?
Не окажется ли вдруг, что для экологического образа жизни нас на Земле слишком много?
Не окажется ли, что для существования идеального баланса в природе человеческих особей должно сильно меньше рождаться и сильно больше умирать?
Не окажемся ли мы в тупике собственных ценностей? Не окажется ли так, что ценность каждой человеческой жизни противоречит ценности экологического существования человечества на Земле в целом? Либо то, либо это.
Как вам такой выбор?

Вся надежда, как всегда, на науку. Что наука найдет такие способы превращения природных ресурсов в полезные человеку, чтобы никому от этого не было плохо. Но пока что наука занимается лишь тем, как извлечь из наиболее дешевых природных ресурсов наибольший профит для человека с наименьшими затратами. И такие решения крайне далеки от экологичных, поскольку учитывают только энергетические затраты человека, но никак не природы.

Я родилась и жила, не имея ни малейшего отношения к источникам питания и энергии, ни малейшего их понимания. Я жила тем, что у меня было.
Где мне искать и на какие средства покупать еду и одежду, соответствующую всем идеальным стандартам земной экологии, чем обогреваться и питать свои электронные устройства, чтобы никак не нарушать баланс экосистемы? Это в принципе невозможно, я одним своим существованием нарушаю этот баланс. И чем остальные люди отличаются от меня?

Не нужно быть Вангой, чтобы предсказать будущее человечества. Однажды природа сделает выбор за него, поскольку само человечество не в состоянии сознательно изменить свой курс. Однажды Земля отторгнет человека. Мы либо распространимся за пределы планеты, либо почти полностью вымрем и окажемся в положении любого другого вида из Красной книги.
Человеку не место на Земле.

19:54 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Почему у всех "работа с лошадьми" ассоциируется 100% с "грести навоз"?
Не буду лгать, это неотъемлемый атрибут.
Но не главный и не единственный же! Ну что это такое?

23:38 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Потянуло на фотошоп. Кое-что освоилось.


23:44 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Москвич - немосквич.

Все мои знакомые-москвичи живут в комнатке, в которой с детства жили с родителями. И до сих пор с ними живут. Подавляющее большинство из них получило или получает высшее образование. Все они работают на маленьких работах и получают маленькие зарплаты. Все они ценят личное время - очень сильно ценят. Амбиции у них такие: либо дайте мне мировое господство, а если нет, мне и на диване неплохо сидится.

Подавляющее большинство знакомых мне лично или понаслышке немосквичей также получали высшее образование, многие за границей. Все они приехали сюда и живут, снимая квартиру или комнату. Они находят работу, позволяющую это - а почти половина, между прочим, жируют гораздо сильнее. У всех у них есть, чем заняться по вечерам.
Все они знают Москву лучше, чем я.

Внимание, вопрос:
КАКОГО ХРЕНА?!

22:20 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Споемте о сексе, подруги-друзья..Споемте о сексе ляляляляля!...

"Немногие из нас избежали в детстве такого опыта, когда нас настраивали и против секса, и против самого полового акта. Мы имеем созданное обществом нездоровое восприятие секса, которое надо сделать здоровым".
Кто не сталкивался в юности с подобной установкой! Мы то поколение, которое выросло в ней.

Верно ли закавыченное?
Нужно ли ломать веками выстроенный бастион запрета на секс?
Нет, я серьезно.
Что правильнее? Что естественнее?
Конечно, природно естественнее трахаться без оглядки и упрека. Но мы же не животные... Мы же не животные!!!
Ну, не обычные животные.
Мы не состоим из одних только биологических порывов, искусственно ограниченных социумом. Социум - такая же наша природа, как и физиология.
Если так, то что означает "здоровое восприятие секса"?
Порой борьба со старыми предрассудками превращается в борьбу с преемственностью в принципе. Так обрезаются все корни. Так сок земли и поколений перестает течь по твоему нутру.
Летишь себе такой листок, такой весь легкий по ветру, себе на уме.
Да кто ты есть такой? Да кому ты нужен такой?

Люди, считающие секс грязным, недостойным занятием - кто они? Задротины-ботаники, маменькины сынулечки-дочурочки?
Кто бы они ни были, чистоты секс уж точно не добавляет.

"Несмотря на все, что написано в литературе, многие тысячи женщин презирают секс, считают половой акт отвратительным и смотрят на мужчин как на низшие существа из-за их «животной страсти» и легко возбудимых желаний. Они считают половые страсти мужчин неестественными, а самих себя высшими существами, поскольку им нужно немного для сексуального удовлетворения, чтобы, стать довольными и счастливыми. Они воспринимают половой акт как ужасное испытание и бедствие".

Нет, смейтесь, но ведь правда животные, мужики-то!

"В наше свободное время женщины, которые позволяют себе любой вид сексуальных контактов, исключая финальный акт, должны знать, что обрекают на физическое и нервное перенапряжение своих любовников, которых они сначала возбуждают до разрушительной кульминационной точки, а затем лишают их разрядки. Это побуждает мужчин искать удовлетворения ненормальным путем. Многие жены виноваты в такой же несправедливости


по отношению к своим мужьям; такие жены доброжелательны, требуют много ласки и нежности, но не хотят полового сношения. Холодно-фригидные, они отказывают в половом акте мужьям, которых возбуждают. Вероятно, они сами усвоили ту форму извращения, с помощью которого они могут получить полное удовлетворение за счет вторичных форм выражения секса."
Что это за вторичные формы?..

"Такие женщины любят любовью, о которой узнали из романов, экранизаций и театральных постановок, где занавес опускается до того, как свершается половой акт. Они мечтают о такой романтической любви и испытывают ее в какой-то мере в своих флиртах. Независимо от того, как они сами интерпретируют свой опыт для себя, они уже слегка извращены, утратив нормальные биологические желания."


А фригидной женщине мы скажем словами доктора Хагесси: «Если мужчина может найти счастье в своем доме, глупо жить не в нем, и умная жена не даст мужу повода сделать это. Она не должна скупиться на физическую благосклонность для мужа, не должна занимать и позицию запретов. Не будьте замужней старой девой. Иначе другие заменят вас».

21:19 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Сегодня ночью я резко проснулась от того, что отчаянно душила собственного мужчину.
Дело было как. Спим мы себе цивилизованно. Моя рука ладонью на его плече, ближе к шее.
Снится мне...

Я в своем теперешнем обличии, возрасте и нравах. Иду в сопровождении матери и бабушки (по отцу) по улице. В руках у меня пакет. В пакете - ноты.
Мы приходим в какое-то старое, наподобие захолустной почты, место, полное народу и едва освещенное старыми желтыми лампами. Народу куча: родители привели сюда своих школьников, и те разуваются, раздеваются, натягивают сменку, поправляют колючие свитера. В окошко огромная очередь. Мы выстаиваем эту очередь. Подходя, я понимаю, что это за место. Музыкальная школа. А в окошке идет запись на экзамен по фортепиано.
Я останавливаюсь и оборачиваюсь к матери с бабкой, которые стоят тут же. Говорю им что какбэ музыкалку окончила лет 8 назад, ноты эти вижу впервые и не буду ничего не перед кем наизусть играть. Они мне отвечают, что надо, что пусть я не выпендриваюсь.
Глупая ситуация перерастает в еще более глупую, когда я вдруг оказываюсь в проеме двери собственной комнаты и мы с бабкой, схватившись за запястья, толкаемся. Она сука сильная почему-то, не отпускает меня, не дает уйти, пройти - куда бы я не тянулась, она просто держит меня на одном месте. Я поначалу стараюсь освободиться, не причиняя бабульке вреда, но очень быстро меня это доканывает.
Я душу свою бабушку.

В этот сладостный момент я понимаю, что душу не бабушку, а бедного парня, который мирно сопит рядом, ни в чем не виноватый (ну разве что в том, что опять занял собой всю спальную территорию).
Если бы не это осознание, если бы не было рядом парня, которого можно было бы душить, кто знает, каким черным триумфом закончилась бы для меня эта полнолунная ночь.

Вот такое прозрачное подсознание, друзья.

19:35 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Кто я?




Вот если по чесноку. Кто - я? Помеха. Ничтожная помеха.
Это живет во мне. Оно диктует мне стратегию поведения: сидеть тихо, не высовываться. Высунусь - буду помехой. Это плохо.
Я, со всеми своими мечтами, желаниями, знаниями, дружелюбием и наивностью - помеха. Кому? Другим, конечно же.
Если я помеха, то я должна быть устранена, и все будет хорошо.

А если, скажем, я солнышко?
Солнышко должно светить и греть.

Так кто я?
Кто ты?

10:57 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.

17:11 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Я остановился в своем развитии.
Память.
Внимание.
Мышление.
Восприятие.
Желания.
Все притуплено. Стимулов нет. Мечты кажутся неисполняемыми, повседневные заботы - чужими.
Сил нет.
Я обленился, ожирел.
У меня все есть, и я ничего не хочу. Хотя эта обеспеченность не вечна, я никак не забочусь о том, чтобы самостоятельно обеспечивать свою жизнь и строить ее по своим устремлениям.
Я, как паста в тюбике, делаю только то, что вынужден. Остальное время я покоюсь.

22:23 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.


Я просто люблю свою черепаху. Очень.

12:42 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
А как бы вы поступили, узнав, что жить осталось год-два?

09:09 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.


До чего же просто устроен Ред. Вчера смотрел он документальный фильм про америкосов, высадившихся на луне. Видел огромную настоящую Луну, нависшую над Апполоном, видел неприкрытый солнечный свет, обливающий ее...
И приснилось, что где-то в Москве наша прославленная демократия освободила для народа небольшой участочек, ранее лежавший под домом какого-то олигарха. Было это, как вы понимаете, на Рублевке, только более красивой, чем на самом деле. В общем, прихожу я на этот участок. Ночь. Никого. На участке - фонтан. Сажусь на бордюр. Оглядываюсь - и вдруг серые ночные тучи расходятся. И небо открывается - необъятное, всесильное... Звезды так и слепят блеском, множество звезд! А прямо надо мной исполинским шаром навис... Сатурн. Такой близкий, такой огромный... Оглядеть его целиком невозможно. Висит над Землей и давит, давит...
Сразу после этого снился космодром. Такой, каких нет. Представьте себе бесконечный зал, в котором причудливые технические сооружения, консоли работников, столы, аппараты - все сделано из полупрозрачного, темно-синего с черным отливом стекла. Внутри этих стеклянных футляров - металлические сооружения, платы, блоки - компьютеры, одним словом. Посреди зала высится пусковая установка. Такая же синяя, как и все вокруг. Свет, неоновый, исходит прямо изнутри стекла. В итоге есть что-то общее с эстетикой Трона.
А я-то на космодроме не кто-нибудь! Директор! Стою тут же, в зале, за своим синестеклянным столом, обозреваю все с высоты. Мы собираемся запускать ракету. Рабочие суетятся... Внезапно весь зал погружается в кромешную тьму. Иссяк свет. Даже мобильник не загорается. Это длилось несколько минут - полная прострация.
А когда свет вернулся, мы увидели... Множество людей на своих местах корчились, схватившись за лица. Они были полностью покрыты ярко-синими оболочками. Им было нечем дышать. Они раздирали оболочки пальцами, торопились снова вдохнуть. И тот, кто рвал пленку, сам в момент становился индиго, с золотым блеском, синий с головы до пят. Синяя кожа, синяя одежда.
Я стояла в тени. Свет пусковой установки меня не доставал. И я была, какая была. Простой человек. А вот мужчина рядом находился в темноте. И он стал черным. Как уголь. Как космический простор. И тоже поблескивал золотом, как снег в свете луны.
Мы должны были продолжать работу. Однако, несмотря на то, что свет в стекле вернулся, наши пусковые блоки все равно не активировались. Я и еще несколько человек руками сотворили нечто такое, чего не сделает ни одна наша машина. Мы одними ладонями, будто намагниченные, собрали эти блоки и составили их в другие гнезда. А потом руками же, безо всякой техники, изменили внутри блоков магнитные поля, какие-то частоты... во сне я так и сыпала знаниями, терминами, будто разговаривала не об устройствах космодрома, а о том, какое мороженное люблю.
Блоки ожили, засветились.
Я вернулась за свой стол. Прямо в нем - встроенная кофеварка. Я бросила мелочь. Жду. Пока жду, приходит на мобильник смс от коллеги-женщины, которая, помимо меня, осталась единственным неокрашенным сотрудником в космопорте. "В прямом смысле, - писала она, - я беременна!".
И знаете, тогда я все поняла. На самом деле произошедшее - дело рук инопланетных пришельцев. Они пометили персонал космодрома; синими стали те, кто находился в отсветах синего стекла. Черными стали люди, оказавшиеся в тени. А я с коллегой.... Нас они выбрали для своих секретных экспериментов. Очень мило с их стороны.

22:38 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Леонид Самуилович Купершмидт (р. 1 августа 1937, Москва) — российский кинорежиссер, секретарь Московского союза кинематографистов.
Биография

Окончил ВГИК. Чл. Гильдии кинорежиссеров. Преподаватель кафедры аудиовизуальных документов и архивов Факультета технотронных архивов и документов Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Фильмография

* Народные художественные промыслы
* 1975 — Русский народный театр
* Земля Гэсэры
* Поющие дирижеры
* Портрет Андрея Гончарова

Из разряда :wow2: :

Знает вашего покорного Реда как.... кхм... Анестезию. Да. Так он меня и называет. Анестезия. То есть, конечно, не совсем так. Более изысканно. Анестези!
Бабушка может сколько угодно упиваться собственной судьбоносной ролью в жизни Реда. Ведь это из-за нее Ред попался на глаза Куперу.
А было это года 3 назад.
И хер бы с этим всем... Но Купер желает, чтобы Ред набрал его номер! Теперь! Сегодня, завтра... В ближайшее время!

:aaa:

зачем?

Ред в отчаянии. Реда спасет только могила.
Или, может, это не Ред, а здравый смысл? Ведь я ничего не могу предложить людям. Я ничего не знаю, ничего не умею. А бабушка считает, что Купер может предложить мне какую-нибудь интересную (или не очень) работу.
И что будет, когда он поймет, что Ред - пустышка?
Что будет, спрашиваю я вас, уроды эдакие, молчаливые, сидите там, в темноте партера и внимаете, внимаете, чревоугодники!
Что будет, когда Ред разочарует этого человека, а??? Когда ничего, кроме тупой улыбки и пустых глаз Ред не сможет из себя представить?
Потеряется хорошее мнение хорошего человека. Купер ведь и правда хороший.

:upset:

17:41 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
После "Бэтмена", после "Американского психопата", после "Нового света" и "Терминатора"... Никогда мне еще так не хотелось накормить человека! Что ты сделал с собой, Бейл! "Машинист"... Знаешь, раньше ты вызывал только восхищение.. а теперь вот еще и чувства что-то в духе "Тревор, что с тобой? Что случилось?". А как ты оттирал зубной щеткой кафель, как мыл руки отбеливателем... Более жалостливого и сострадательного зрелища мне не доводилось видеть. В сцене, где Тревор ест, в ушах у меня протрезвонило: "Он кушает! Он умеет! Давай, милый, давай, глотай!!!". Тревор из прошлого кажется таким жирдяем...
Неет, мне нельзя такие фильмы. Я тут намедни опять провела ночь тет-а-тет с фарфоровым другом, опять ничего не лезет в глотку, опять температура... Посмотрев "Машиниста", хожу теперь, как он, чувствую себя "сухой какашкой"... эмпатия, знаете ли.
Пойду пощелкаю телек. Может, найду какую-нибудь тупую комедию, чтобы сэмпатировать там жизнерадостному буржуйчику. А то мама уже со страхом смотрит на меня...

19:12 

Субтильный Ред

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Сегодня Ред был у доктора, ведь болезни существуют для каждого живого существа, какое бы маленькое и гнилостное оно ни было.
Прослушав легкие, веселый, пухленький и очаровательно молодой, пышущий юмором доктор шутливо констатировал:
-Даааа, курите, курите?
Это при том, что я в жизни ни разу сигарет не брала.
-Я? Да вы что, ни дня! - праведно возмутился Ред.
-Ну, значит, стоять с курящими любите, - не отступал доктор.
-Нет, - едва слышно отнекивался Ред.
Выписывает справку.
-Работаете?
-Учусь, - мямлил Ред.
-В каком классе?
Мягкая пауза - и только едва слышно, как внутри Реда закипает Везувий.
-Вообще-то в университете... на пятом курсе.
Доктор просиял.
-Вид уж больно субтильный у тебя. Студентки обычно матерые такие...
"Дыши глубже" - уговаривал себя Ред.
-Ну, уж какая есть...
Доктор дал какую-то бумажку.
-Это что значит? - невинно спрашиваю.
-Это значит, что надо спуститься в регистратуру, там выписать справку, и мне ее на подпись принести. Ты что, на программиста учишься?
-Это почему?
-Все тебе надо в подробностях расписывать.
У двери Ред гордо обернулся и надменно изрек:
-Я - психолог, - и лебедушкой вышел вон, стараясь не замечать прозвучавшего в кабинете доктора сочувственного "ууууу...."


По пути домой я наблюдала картину, как шестеро алкашей примерно нашего возраста (при этом далекие от субтильности), обсуждали, кто пойдет пить водку.
Первый:
-Эй, братан, водку будешь?
-Не, братан, я седня с водкой пасую, короче.
Снова первый - уже другому:
-Э, слышь, водку будешь?
-А где?
-Ну ща разберемся, пошли.
-Ну а где?
-Ну а че тебе?
-Ну мне в магазин надо, мама просила молока купить.

Пришлось сделать пару шагов в ускоренном темпе, чтобы не заржать хотя бы в голос.

@настроение: теперь я чебурашка...

23:04 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
"Максиму достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что чуткая натура мальчика..."
Ред читает: "Максиму достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что жуткая натура мальчика..."

"Рособрнадзор установил минимальный балл ЕГЭ по русскому..."
Ред читает: "Рыбнадзор установил минимальный балл ЕГЭ по русскому..."

Назревает обращение к специалисту...

@темы: выходки шаловливого подсознания

17:07 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Осторожно, злой Ред.

21:15 

Недокрашеные мысли вслух

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Я переживал такое, что не мог представить ни один человек. Я чувствовал вещи, закрытые для остальных. Я ходил, весь наполненный своим дождем и своей любовью, перманентно погруженный в наркотическое плавание. Люди слишком мелководны, чтобы мои призрачные шхуны входили туда; и я молчал. Я терпеливо делил с ними серый хлеб будничного труда, а по вечерам они могли спокойно предаваться своим шумным бесхитростным удовольствиям; я тихо сидел в углу.
Конечно, люди плохо меня понимали, но я всегда был готов вникнуть в их вопросы, оказать поддержку или дать совет. Я прекрасно понимаю их. Я всегда мог комфортно расположиться там, где все удобные места уже заняли другие, и не лезу в конкурентную возню.
Некоторых раздражали мое молчание, моя неприхотливость, но я был достаточно хорошо занят своим океаном хрустальных мыслей, чтобы меня это не трогало.
Глядя на людей, я испытывал легкую жалость, ведь они не могли видеть того, что видел, вкушал и осязал я.
Наконец, наступил такой момент, когда я не смог мириться с этим. Я был добросердечен и любил доставлять людям удовольствие; в какую-то минуту я понял, что неплохо было бы удовлетворить их беспрестанное любопытство, было бы здорово порадовать их, удивить.
И я раскрылся.
Я выложил им все, постепенно.
Они оказались заинтригованы и увлечены; мною овладела гордость. Я томил кульминацию, испытывая их терпение; я хотел, чтобы это было подобно извержению вулкана.
Но чем больше я давал людям, чем глубже открывал свой океан сокровищ... тем меньше они радовались.
Чтобы поразить их воображение, я искривлялся, как мог. Я отдал им все; даже больше, чем имел, и многое, признаюсь, я выдумал, потому что вознамерился потрясти этот мир, и назад пути уже не было.
Кончилось все тем, что я перестал существовать для них. Я поведал им все чудеса, какие знал. У меня не осталось тайны, на которой я мог бы торчать, как в старые времена. Как волна, я разбился о причал.
Никому нет дела, насколько сокровенными были грезы, которые носили меня над землей все это время. Позже я узнал, что нет ничего зауряднее, чем мои неповторимые звездные дебри. Они никого не интересуют. Люди хотят алмазы, в которых они увидят свои собственные сны.

01:25 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Коробка из-под кефира пахнет алкоголем. Ночь. Хочется деформации. Кровь, опьянение, похоть - вот, что остается в сознании, когда все дневное вытравлено ночным дурманом.

22:58 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Кровь - это хорошо. Много ее не бывает. Небольшая лужица натекла на пластиково-мраморную полочку, мелкие, как из пульверизатора, брызги покрыли раковину. Вода разбавила кровь.
Я забрала десятирублевую бумажку у женщины с отогнутой шеей, вышла, закрыла дверь на ключ. Я оставила ее там, на коленях, со склоненной к умывальнику головой.
Почему я должна платить за посещение туалета?
Порт мок под дождем. На якоре стоял квадратный тягач с бревенчатой надстройкой; он никуда не плавал. Причал, переделанный в площадку с препятствиями, портовое здание, шашлычная за углом - кроме группки экологических пионеров на тягаче, вокруг не было ни души. Над морем висел пасмурный смог.
Что такое кровь? С мыслью о ней рот наполняется слюной, зубы чувствительно стягивает. Ну, это у кого как. Кровь - это сок человека. Это боль. Если кровь видно - значит, что-то не так. Знаете, от запаха крови меня тошнит. Она не бывает смертью - это как нефритовая вода, только с привкусом раны - и у каждого племени она своя.
Да, это эротично - выпустить вены; кровь - это секс. И страх. Ее вкус неприятен, но сила непреодолима.
Я оттолкнулась ногами от земли, с силой несколько раз отпихнула притяжение раскинутыми руками - не думайте, что легко заставить свое тело взлететь. Чем дальше, тем меньше и воздушнее я становилась. Шальные завихрения почти не поддаются приручению. Я неслась над городом, движимая ветром, стараясь цепляться за столбы и здания. В полете есть много опасностей. Можно подняться слишком высоко и, потеряв вес, навсегда распрощаться с Землей. А ведь там, над атмосферой - смерть.
Руки уже болели, когда я, сражаясь с потоками, домахала до перекрестка и, проскользив подошвами, приземлилась. Дальше все такое низкое, что пришлось идти пешком.
В клубе в тот день все сидели по углам. Старый дом, отстроенный под заведение, молчал, бар не открывали.
Всполохи фонарей скользнули по окнам.
Кровь - это вещество особое. Кровь режет сумрак, кровью питаются, народ копит свою кровь, как воду в пустыне. Конечно, ей не место на полу или в банке, или на зеркале в уборной. Кровь вне тела - продукт пропавший.
-Спрячь рот! Зубы спрячь! - отделилась от стен волна шепота, когда я прошла по коридору.
Мне сунули в руки респиратор. Намордники. Ненавижу.
-Облава! - шептали они, вспархивая из темноты.
Я хотела, как обычно, спрятаться в черном углу, на балке под потолком, но меня вытолкали в общий зал, бывший гостиной. Охотники с фонарями ворвались в комнату. Я вышибла окно, вскочила на подоконник - стряхнула пальцы, вцепившиеся в лодыжку - и, хватаясь за парапеты, взмыла в воздух.
Исход из города - вот, что мы были вынуждены пережить в тот день. Не первый раз, не первый раз.
Из клуба, как призраки из потревоженного склепа, вылетали остальные уцелевшие. По ним палили из ружей, но я была уже далеко. Спрятаться в таком большом городе весьма несложно, гораздо сложнее отвести от себя преследователей. Хотя мы взлетели так высоко, что постепенно превратились уже в полупрозрачных существ ростом не больше ладони, охотники от нас не отставали. Нужно было достаточно высокое здание, где бы нашлась подходящая щель.
Я влетела в большой торговый центр, рискуя набрать размер. Дыхание сбилось - столько убежищ вокруг! Ни один человек не найдет пятнадцатисамнтиметровое создание, к тому же едва видное, в таком муравейнике.
Единственное, что меня напрягало - это отсутствие пищи. Когда претерпеваешь метаморфозу, необходима подпитка серебром, в изрядных количествах. Долго я не просижу на этой полке с духами, притаившись за флаконами. Нельзя было найти места, чтобы принять человеческое обличие, не привлекая к себе внимание публики.
Вытынувшись с витрины, я нос к носу столкнулась с одним из охотников. Он едва не поймал меня за руку. Как рыбешка, я, извиваясь, промчалась у него перед лицом - в выпитой мною крови гудел нешуточный страх. Люди, кажется, называют его первобытным. Когда смотришь смерти в глаза.

Втроем мы летели через лес, все еще преследуемые. В ночи мы светились, будто лампочки. Не было времени, чтобы коснуться земли и исчезнуть во тьме.
Я свернула к железнодорожной колее. Пассажирский поезд, поднявший холодный ветер, тревожно перестучал колесами по поляне. Я впилась руками в крышу вагона и наконец-то обрела свободу.

Долгое путешествие на обмываемых воздухом крышах поездов - потому что только так я могла относительно безопасно и быстро перемещаться, уходя от погони все дальше - закончилось в пригорной глуши северно-хвойных просторов.
Мало людей, мало охотников.
Я со дня бегства не кусала живых. Как мне хотелось зажать зубами теплую кожу на человеческой шее! Как хотелось скорее вновь очутиться в моменте, когда она уже между клыками - и остается всего лишь маленькое усилие, чтобы кровь брызнула в рот, потекла по губам. Мне хотелось разодрать побольше сосудов, чтобы она текла мимо, под одежду, слепляя волоски, оставляя след...

Я решила навестить родственников, живших неподалеку.
Бабушка и дядя питались своим огородом. Завод в городке давно перестал качать спирт, и теперь, без работы, они оба редко выходили из квартиры.
Я провела у них не больше недели. Все соседи смотрели на меня, как на гробовщика. Дядя слег с обострением язвы, бабушка, замерзая, день за днем покрывалась все новыми слоями теплой одежды и вскоре не смогла даже ходить.
Чтобы не убить их совсем, я часто гуляла по песчаной косе, осевшей у мелководной ледяной реки. Компания местных девушек, знакомых мне еще с далеких детских лет, бывало, тоже появлялась тут.
Они видели, кто я, но не решались. Я хотела прокусить хотя бы одну, но они все время держались вместе.
Скоро меня выгонят и отсюда. Люди не выносят вестника смерти так близко от себя. Я буду искать крови и, быть может, мы с вами еще встретимся.

По мотивам снов с 4 по 6 октября 2009 года.

@темы: обратная сторона луны

Следы психики

главная