• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:58 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Есть мнение, что скука - это выученное. Что в детстве по бесхитростности ума мы не скучали и не умели скучать. А потом поняли, что в некоторых ситуациях показывать скуку бывает выгодно. Нам надо либо внимание к себе привлечь, либо продемонстрировать пренебрежение к некоторым вещам, которые не одобряют другие, но которые нам нравятся. Нам выгодно скучать, если нас начинают пытаться развлечь, "купить" наше оживление. И тогда мы начинаем торговаться и ждать наивысшей цены от жизни, наивыгоднейшей перспективы, чтобы пошевелиться.
Из прошлых лет у меня осталось только смутное ощущение, что все мои любимые дела были почему-то не в почете у остальных. Мне почему-то приходилось прятать от мамы все, что я любила. Я прятала, причем искусно, это факт. А вот почему, не могу вспомнить. Помню только, что когда она заставала меня за моим увлечением, то говорила: хватит страдать ерундой, делом займись, посуду помой, полы, сделай уроки.
По какой-то причине у меня сейчас нет ни единого увлечения. Нет ничего, чем бы мне хотелось заниматься. Нет ничего, что бы меня интересовало, в чем бы я старалась преуспеть и узнать больше. Это состояние тотальной скуки. Вокруг меня целый мир, целая бездна потенциальных целей, выгод, путей. Но мне опять все одинаково. Из-за этого и с людьми не о чем говорить. И людей вокруг меня все меньше, меньше. Я скучаю, и естественно, что никому не охота заразу эту подцепить.
Всё кажется фальшивым. Ничего не решаюсь принять к сердцу. Хотя точно знаю, что в этом виновата только я сама. Вопрос "чего я хочу" был бы смешон, если не был бы так намозолен.
Возможно, случайным образом (хотя что я лукавлю, я снова виню в этом мамино отношение) я "выучила", что мои интересы вообще никого не волнуют, и что я должна засунуть их куда подальше. Будто все, что мне интересно, это чушь, блажь.
Так и живу.

11:48 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Мне снова снилась Америка. Каким-то наваждением она заглядывает в мои сны, всегда разная, но всегда оставляющая одни и те же четкие ощущения. Потому и запоминаю. Довольно странно это все, учитывая, что наяву я никогда там не была. Видимо, в глубине души я люблю некий собирательный образ дерзкого континента, составившийся из самых приятных рассказов о нем.
Главная эмоция моего сна - восторг. Я буквально захлебывалась восторгом.
Мне снилась гигантская библиотека. Или музей. Или хранилище тайных сокровищ цивилизаций. Это было невероятное, колоссальное здание. Прямоугольное, скругленное на углах, оно напоминало гигантский священный камень. Мощные орнаменты, вырезанные в камне, навевали мысли о Майя и Месопотамии. Черные тени залегали в глубине орнамента. Любой изгиб был больше роста человека. Библиотека подавляла своим размером, внушала страх и благоговение. Главный символ, украшавший вход, был древнее, чем обе цивилизации. Немного индийский и при том достаточно мощный, символ-иероглиф означал нечто сакральное, нечто важное, но никто из ныне живущих не знал, что именно. Говорят, в этом символе скрыта тайна самой жизни.
Я была внутри. Там все выделано из темно-рыжего дерева. Посетителей пускали только в холл, на лестницу и в пару комнат. Остальное было заперто, закрыто, спрятано от лишних глаз. Я стояла внутри величайшего сооружения, но не могла познать его содержания. Глухие стены были так же молчаливы, как стены гробницы внутри египетской пирамиды. Я не знала, что скрыто в их толще. Тем не менее, само пребывание в библиотеке значило не меньше, чем паломничество в Иерусалим. Я была внутри этой великой древней библиотеки, поднималась по ее ступеням, касалась перил. Я дышала тем воздухом, в котором хранились книги и пергаменты, и кто знает, какая магия впиталась в мою кожу вместе с ним.

14:21 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Когда-то в прошлом алхимики копались в порошках, жгли себе брови и травились ртутными парами в своих частных богопротивных лабораториях. Когда-то смышленые сорвиголовы вместо того, чтобы работать на поприще своих отцов, сооружали деревянные крылья, кидались с башни камнями и рисовали в своих домашних мастерских не менее богопротивные картины. Когда-то церковные батюшки в свободное от служб время ходили в гости к пастве и в тихой комнатке подальше от повседневной суеты выслушивали душевные излияния мирского человека. Когда-то совсем давным-давно люди верили в богов по-простому, каждый как мог.
Теперь вместо алхимиков - квалифицированные химики. Вместо единичных Ньютонов и Леонардов - квалифицированные физики, инженеры. Вместо душелечительных разговоров с батюшкой у нас теперь есть даже квалифицированные психологи. Вместо веры первобытной, инстинктивной у нас есть организованная на государственном уровне церковь.
Со временем всё подвергается регламентации. От стихийно возникающей деятельности мы постоянно переходим к деятельности формализованной, определенной, по установленному порядку. От непредсказуемых результатов мы переходим к стандартизации процессов, к унификации продукта деятельности, к соответствию его заданным параметрам. Так забавы становятся делом серьезным и требующим профессионального образования.
Так, видимо, родилась и идея писать книги по схеме. Экспозиция, конфликт, кульминация, развязка. Персонаж обязательно должен содержать это и это. Конфликты бывают таких и эдаких типов.
И вот тут меня начинает колыхать вопрос: насколько хорошо об этих стандартах знали великие писатели? Как они, бедные, писали свои шедевры, не имея под рукой "метода снежинки" и списка возможных тем? Ничего, как-то справлялись.
А теперь у нас литературная деятельность тоже регламентированная. Есть даже официальная квалификация такая - литературный работник. Вот выдержка из госстандарта.

Не, я не говорю, что стандарт не имеет прав на существование. Ничего такого. Просто честное слово, не вяжется у меня как-то понятие "писатель" с этим вот крокодилом под названием "литературный работник". Это не авиация и не атомная промышленность. Здесь невозможно преуспеть, просто строго следуя формулам. А большем всего меня печалит количество и качество написанной по упрощенным схемам литературы, выложенной где-нибудь на форумах или личном сайте и один раз прокомментированной. Но все при этом тайно хотят поравняться на пьедестале славы с Мартином, Толкиеном, Ролинг и Коэльо.
Такое ощущение, что сейчас пишут все. Это не стыдно, это модно, это клево. А вдруг мой роман принесет мне славу, миллион долларов и трехсерийную голливудскую эпопею по мотивам? Вот сейчас наберу только в яндексе "как стать писателем".
И набирают, и находят те самые формулы и схемы. И вера в формулы, вера, подкрепленная существованием регламентированного специалитета "литературный работник", искушает использовать схемы вместо собственной головы.
Сейчас пишут все, потому что это ничего не стоит. Проще писать о верзиле, чьи мускулы хотят потрогать все симпатичные телочки, чем самому пойти во двор и качать мышцы на турнике. Проще писать о путешественнике, чем самому отправиться в путешествие. Проще написать, что у тебя особняк в Альпах, чем купить его. Проще ублажать свои мечты в воображении.
Я бы хотела, чтобы творители текстов были честны с собой и не занимались мастурбацией на бумаге. Если ты чего-то хочешь, это еще не значит, что ты хочешь быть писателем. Развивайте реальную жизнь, достигайте своих целей, добивайтесь исполнения желаний. Оставьте бумагу тем, кому есть что сказать.

17:00 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Николай Васильевич Гоголь в 19 лет приехал в Петербург, искал места чиновника и тайно лелеял мечту взойти на литературный Олимп России.
Мелким чиновником он стал. А вот опубликованная на родительские деньги дебютная повесть полностью провалилась. Отзывы были ужасными. Николай Васильевич скупил остатки тиража в лавках, собрал в кучу, сжег и уехал за границу.
Впрочем, довольно скоро он вернулся. Через пару лет ненавистной службы протекция влиятельных друзей позволила Гоголю в 22 года стать преподавателем истории в Патриотическом институте, а через 4 года он стал профессором в Петербургском университете. В 23 года он опубликовал "Вечера на Хуторе" и был окрылен, так как публикация имела большой успех. В этот же год он познакомился, наконец, со своим кумиром - Пушкиным. Вдохновленный событиями, Николай Васильевич усердно писал новые произведения. Начатые повести, которые ему не нравились, он сжигал. Остальное шло в сборники.
Вдохновения, однако, хватило буквально на пару лет. Уже в 24 года Гоголь снова сомневается в себе, переосмысливает свою роль как писателя и из-за этого становится недоволен собой и своими литературными успехами. Ему начинает казаться, что главная цель литературы - нравственная, а не развлекательная, и что он как писатель просто обязан приносить своими трудами пользу обществу, а именно - наставлять людей.
Этим Николай Васильевич и занялся. Он начал писать о Петербурге и о людях, населявших его. Писал с сатирой, высмеивал зло и недостатки чиновников. Он никогда не морализировал прямо, но неустанно продолжал поучать читателя через высмеивание пороков. После серии отдельных повестей и рассказов Николаю Васильевичу подсказывает Пушкин: возьми и собери все недостатки общества российского, напиши комедию, чтобы все их разом высмеять. И в 26 лет Гоголь задумывает "Ревизора". В этой комедии он собирается хорошенько потрепать и пожурить, чтоб уж ни у одного чиновника не осталось сомнений, что это его пороки показывают на сцене.
Пьесу поставили вяло, и никто ничего не понял. Чиновники не уязвились. Революции мышления, о которой мечтал Николай Васильевич, не случилось. Удрученный, он снова уехал за границу.
Там, в Италии, он принялся работать над "Мертвыми душами". В письмах к друзьям Николай Васильевич обещал, что вся Русь явится в новом романе. Он был убежден в огромном значении "Мертвых душ" для всей России и полагал, что самому высшему провидению угодно их написание.
Первый том издался в России и поднял множество разноречивых мнений. Николай Васильевич понял, что первый том был лишь предисловием к "великой поэме", которую он замыслил. И он сразу принялся за работу над вторым, который должен был разъяснить публике общий смысл труда и снять все возражения. Гоголь писал второй том десять лет. В итоге остался недоволен и сжег.
Николай Васильевич начал заново писать второй том. Но в нем бурлило столь горячее чувство невероятной значимости поэмы, столь уверен он был, что на его перо надеется сам господь, что никак не мог достичь поставленной планки. Гоголь ездил в Иерусалим и даже пытался принять монашество. В последнее время он много постился. Через год после попыток снова написать второй том Николай Васильевич проснулся однажды ночью и начал в порыве отчаяния сжигать свои личные бумаги. Говорят, туда же полетела и последняя редакция второго тома. Так или иначе, Николай Васильевич совсем перестал есть и вскоре умер. Ему было почти 43 года.

15:08 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Почему повесился Робин Виллиамс или кому вообще можно верить?
Сразу скажу честно - я не смогла досмотреть с Виллиамсом ни одного фильма. Сладющий позитивизм его персонажей вызывал у меня сонливость и цинизм.
Впрочем, я много раз слышала и читала, как хорошо отзываются другие люди об этом актере. И всегда думала: наверное, это я такая змеюка, раз он только мне не нравится. Остальные так любят его милых персонажей! Всем так нравится его доброта!
И тут - бабах. Повесился ваш доброта.
Если бы я верила в его персонажей, его самоубийство повергло бы меня в глубочайший шок. На мой взгляд, позитив ролей Робина идет напрямую вразрез с таким вот поступком. Соответственно: как после этого я могу верить в искренность его игры? Он, значит, врал всему миру все это время?

Отсюда мысли по цепочке. Сейчас вы легко найдете уйму людей и статей, книг и даже больших трудов о том, как важно быть оптимистом, вливать энергию в позитивные моменты жизни и вообще всячески стараться, улыбаться, радоваться, быть счастливым...
А им-то верить можно? С чьих слов они перепевают эти песни?
На что, блин, вообще можно ориентироваться в жизни, если уж на то пошло?..

21:58 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Вдогонку. Я помню детские состояния. Помню и то, как в детстве мечталось.
Я мечтала, что я - волшебник. Еще мечтала, что я умею летать. Что я могу превращаться в животных. Что умею внушать мысли.
Мечты и фантазии - неотъемлемые спутники детского времени.
Вы видите, какой это мощный программирующий инструмент? Я не зря говорю: "мечтала, что я - волшебник". Сама форма, немного нелогичная в языковом плане, задает сознанию и подсознанию сильнейшую программу. Она констатирует: я - волшебник. Голова моментально переполнялась работой и фантазиями: какой волшебник, в какой одежде, где живет, какая у него палочка, кто его питомец. И это были, разумеется, самые сладкие, самые цветные фантазии. В детстве мы почему-то имеем смелость мечтать на полную катушку, вот так просто, без оглядки. Это мощнейший генератор положительных эмоций, потому что мы воображаем только самое суперское, что вообще можем вообразить. Нам другое не годится. Только самое-самое! И это состояние мечтательной эйфории могло длиться десятками минут - безо всякой волевой концентрации, безо всякого усилия, безо всякого надобного намерения. Мечтать было таким же занятием, как рисовать или переодевать кукол.
Конечно, со временем нам мешали мечтать все чаще. В итоге сегодня взрослые люди не мечтают. Вожделеют, жаждут, страдают - что угодно, только не мечтают. Мечтания находятся так низко под уровнем повседневного самоконтроля, что есть вдруг этот самоконтроль отпустить, несчастная фрагментарная личность просто рассыплется.
Вы же люди умные. Вы понимаете, что от содержимого головы прямо зависит содержимое жизни. Думаю, надо понемногу возвращать состояние мечтаний в ежедневный рацион. В комфортном месте в комфортный час все-таки освобождаться от самоконтроля. Это же традиционные медитативные практики, практики молитв. И явно не зря их практиковали тысячелетиями. Нам не обязательно медитировать или молиться - хотя если есть желание, то почему бы и нет. Самое главное - расслабиться, дать себе отдых и послушать мечты, которые нам все еще нашептывает наше истинное Я.

20:47 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
А что, если расслабиться?
Глажка белья - медитативное занятие. И пока я возила утюгом по пододеяльнику, мне подумалось: а что, если расслабиться?
Допустим, что у каждого из нас есть предназначение. По крайней мере, верить в это приятно. У каждого из нас есть некий долг. Не в смысле задолженности. А в смысле призвания, в смысле самореализации. Некая функция, для которой мы годимся наилучшим образом. Если так, то есть ли смысл гонять свои мысли и пытаться его нащупать? Если так, не проще ли расслабиться, чтобы долг сам нас нашел?
Потому что со временем я все меньше верю в старт на любое место из любого места. Не то, чтобы это невозможно. Скорее, в этом нет необходимости. Не зря же говорят: где родился, там и пригодился. И если на самом деле существует ниша для каждого из нас, то если расслабиться, не принесет ли нас течением жизни именно в нее?

20:20 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Иногда на горизонтах моего бытия возникают люди, о которых нельзя не сказать. Это очень особенные люди, и они выделяются в яркий, заметный тип. Наверняка с ними сталкивался каждый из нас.
Определяющий признак этих людей - цельность.
Они не противоречат сами себе ни в мыслях, ни в чувствах, ни в действиях. Они знают свои желания и вкусы - и живут в соответствии с ними. Они становятся профессионалами именно там, где лежит их основной интерес и талант. Вследствие цельности у этих людей энергия уходит не на внутренние противоречия, а на движение в реальном мире. Они не обязательно умнее и одареннее других. Но пока задротливые таланты копаются со своими личностными неувязками, цельные натуры идут вперед и проявляют свой максимум. Часто он оказывается выше, чем то, что способны в итоге выдавить из себя непризнанные гении.
Мне не довелось близко подружиться ни с одной цельной натурой, кроме Лены (да простят меня друзья). Я и сама очень далека от цельности, о чем и печалюсь.
Можно ли достичь цельности? Особенно теперь, в зрелости? Или это качество закладывается с самых ранних этапов воспитания? Или это вообще особенность какого-нибудь темперамента?
Одно совершенно ясно. Нужно окружать себя такими людьми. Привычки, эмоции, даже качества характера - вещи крайне заразные. Вдохновленные люди, влюбленные в свое дело. Вы сами знаете, как вдохновляют фильмы о съемках фильма, как вдохновляют сами фильмы и книги. Все это - люди, за которыми стоит мечта.
Еще, наверное, нужно давать волю интересу, любопытству и желаниям - хотя бы допускать их на рассмотрение разумом. Это, кстати, связано и с избавлением от гордыни.
Играть "за" себя. Недавно я осознала, как много и беспочвенно я играю "против" себя. Знаете, это когда начинаешь мямлить: "я, конечно, не великий писатель... вот я тут намалевал что-то, хотя, конечно, это только тупые каракули... о, вы, конечно, думаете, как несуразно я поступаю! вы правы... вы будете ругать меня, и я могу оправдаться лишь отчасти... я нравлюсь вам? не, ну конечно я не мисс вселенная...". Так вот играть надо всегда "за" себя. Быть в собственной команде, а не забивать мяч в свои же ворота. Представляете, как ржут болельщики, когда такое происходит на футбольной площадке? И почему же тогда мы в жизни поступаем так каждый день сами с собой?
И, конечно же, нужна верность себе, своей мечте.

Меняться всегда сложно. Страшно, что близкие не поймут: мол, чего это она? Всю жизнь такая была, а теперь все навыворот у нее! Страшно, вдруг окажется, что уже пройденная дорога неверна? Начинать все... с начала? Страшно: вдруг я стану предсказуемый? Вдруг все узнают, чего я хочу на самом деле? Не значит ли это, что я дам окружающим инструменты к манипулированию? Нет, если ты не 007. Сходить с накатанной колеи всегда тяжело, как бы грязна и неровна она ни была - это всегда подъем в гору, сопряженный с увеличенными усилиями. Но блин! Как я уже сказала, окружающие люди и сама вселенная с готовностью помогают только тому, кто сам знает, к чему стремится. Поможем же вселенной сделать нас счастливыми.

10:04 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
До чего умиляет подсознание.
Вчера вечером призадумалась вот о гордыне, вспомнила краем сознания пару слов религиозных... Дала себе внутреннее напутствие, мол, поумерь-ка ты свою гордыню!
И что вы думаете?
Снится мне, что у меня рога растут. Что я дьявол, ни много ни мало. Даже улыбку свою колючую во сне видела, с острыми зубами. И все это так, исподтишка. С виду девушка как девушка, хожу такая по городу. А внутри ухмыляюсь и в отражениях облик свой натуральный разглядываю, пламенный, демонический.
Этот сон словно насмешка. Что-то внутри меня насмехается над моими попытками сделаться хоть немного лучше.

22:07 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Есть мнение, что гордыня мешает понять, чего мы желаем на самом деле. Мы считаем себя лучше, чем мы есть. Мы считаем даже некоторые свои желания ниже собственного достоинства.
Гордыня вообще зверь опасный. Она диктует нам быть лучше других и проверяет это. Сталкивает меня и мир в сравнении: я лучше, чем они? Если нет, бьет по почкам. Гордыня делает из нас снобов. Гордыня не позволяет нам признавать свои ошибки. Гордыня заставляет нас обижаться и винить других. В общем, достаточно сказать, что христианство (и не только) отводит гордыне первое место в списке грехов.
Однако сегодня опасность этого зверя как-то недооценена. Важно, чтобы член общества не убивал, не грабил, не обманывал. А вот что он там о себе думает - это кого волнует? Это же, блин, личное дело каждого!
Мода на "личное дело каждого" сделала некоторые пороки неподвластными лечению.
С приземленной точки зрения гордыню можно рассматривать как защиту. Мы защищаемся от мудаков, которые пытаются учить нас жизни. Защищаемся от тех, кто хочет выиграть за счет нашей слабости. Защищаемся от боли и незаслуженных обид.
Бац, дверка захлопнулась. Теперь вместо "я хочу твоей любви" у нас "я никому больше не позволю мною пренебрегать!". Вместо "я хочу вашей любви" у нас "да нахер мне вы не сдались!"...
А вы ведь знаете, что люди это слышат! Можете даже вслух ни разу не говорить, все равно услышат. Себя не обманывайте.
Сегодня хорошо начать хотя бы с того, чтобы гордыню за собой замечать и по возможности стучать ей по пятаку. И не нужно бояться. Чтобы отстаивать свои интересы, у нас есть чувство собственного достоинства.

23:19 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
У меня на многие вещи есть свой взгляд, как вы заметили. И на многие вопросы я способна найти более-менее рабочий ответ.
Но есть одна задача, которая почему-то закручивает мой разум вхолостую. Там явно не хватает какой-то шестеренки, и с этим постом я хотела бы ее найти.
много букв и словоблудия

01:05 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Божечки боже, как центрированы мы на удовольствиях. Я пишу этот пост, нажравшись за праздничным столом так, что оттопыренный живот больше напоминает 5-й месяц беременности и мешает спать. Я пишу этот пост, ошеломленная пониманием, как несправедливо все это по отношению к моему организму.
Сколько лишней, смешанной, тяжелой пищи вынужден он переваривать. Какая огромная работа предстоит всему телу в попытке как-то справиться с 300% дневной нормы. И это - уже в вечерние часы, когда организм настроился на отдых.
Во имя чего?
Нервная система человека похожа на безумного короля. Царство, отданное ему в безропотное повиновение, пашет, платит подати и льет кровь в войнах. А король, вместо того, чтобы заботиться о своем народе, о подданных, бросает их в новые битвы, облагает новыми налогами и закатывает сумасшедшие пиршества, чтобы хоть как-то скрасить скуку царствования.
Вот вы говорите инвестиции, бизнес, рационализм! Где они? Где мы инвестируем? В лучшем случае - деньги. А в большинстве случаев - вообще нигде. И это при том, что первая и главная статья приложения наших сил и мыслей - наше здоровье, наше безмолвное, послушное тело. Оно безропотно отдает нам все, что может. А в благодарность мы его грабим и убиваем. Безумные, безумные короли...

11:16 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Может быть, это физиологическая особенность. Может, результат воспитания. Я отношусь к тому типу людей, кто впадает в ужасное настроение так же легко, быстро и яро, как лампочка включается по щелчку кнопки.
Что-то незначительное расстроило меня сегодня утром. Настолько незначительное, что теперь уже не помню, что именно. Мысли уцепились за эту мелочь. И понеслась. С каждой минутой настроение падало все ниже и ниже. Мелочь уже давно прошла, а настроение набрало обороты и не собиралось останавливаться на своем пути в бездну.
Родственники и друзья звонят, пишут, поздравляют с днем рождения, желают хорошего настроения.
А я мрачнею и мрачнею.
Одна единственная крошка перекрыла собой весь позитив, который я могла бы впитать за эти 2 часа утра. Включились негативные фильтры, и никакое добро, никакая ласка и никакое внимание уже не проходят в сознание.
Нету у меня ощущения праздника. Давно уже не было, и сейчас нет.

23:29 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Подсветка экранов электронных устройств подавляет выработку мелатонина. Мелатонин отвечает за качество сна. Сон влияет на иммунитет, эмоциональный фон и энергетику.
Делаем выводы.

22:47 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
В конце концов воспоминания - это единственное, что у нас остается. Как нам было круто, как нам было больно, холодно или сладко. Всю свою жизнь я ищу неведомую дорожку, которая проведет меня мимо капканов Системы прямо к звездам. И многих решений принимать я не отваживаюсь, это правда. Мы постоянно боимся со следующим шагом потерять что-то, приобретенное в прошлом. Мы с опаской поглядываем на то, что следующий шаг обещает нам подарить. А между тем, воспоминания накапливаются именно за счет перемен. Жизнь без воспоминаний страшна. Даже плохие воспоминания слаще, чем их полное отсутствие. Даже горе, пережитое нами, с годами становится ценным. Необходимо, чтобы мы двигались и накапливали воспоминания в том, что нам важно. Иначе вообще все тлен. Надо чаще делать выбор.

20:17 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Одно ясно. Меня не берут на работу туда, где надо быть убедительной, авторитетной и иметь моральный вес. Люди не видят во мне наставника, даже в зачатке. И в общем-то они правы. Окружение порой дает очень тонкую, прочувствованную реакцию на нас, и было бы глупо отрицать ее. Есть должности, на которые мы точно годимся. А есть должности, на которых нас не должно быть. Видимо, пора это признать и вместо попыток впихнуть невпихуемое пойти и использовать те качества, которые действительно работают.

19:53 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
День молодости, блин.
Утром стояла на конюшне, болтала с бабушкой мальчика, которого катали на лошадке. Бабушка поинтересовалась, закончила ли я учиться. "О, а выглядите так молодо!" - изумилась она, услышав ответ.
Ладно, думаю.
Прихожу на собеседование в салон красоты (тсс, мне самой жутко в этом признаваться!), а там владелица смотрит на меня и улыбается. "Молоденькая уж больно ты!, - говорит, - мне постарше бы".
Я, конечно, счастлива, что все так сложилось. Но день действительно странный. Уж не становлюсь ли я бенжамином баттоном?..

20:21 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Сегодня передо мной закрылись очередные двери в мир профессии. Очевидно, что всегда найдется человек, у которого уже есть опыт работы по специальности. Очевидно, что снова это не я.
Внутренний кот-жиробас просиял. Ура! - сказал он, - Давай ты просто теперь пойдешь и устроишься администратором 2\2 в салон красоты в пяти минутах пешком от дома! Давай ты наконец-то перестанешь потеть в электричках и мерзнуть на остановках! Давай мы просто будем получать 28 тысяч, и ты успокоишься!
Внутренний мыслитель скривился. Хм, - протянул он, - ты же собиралась стать специалистом. Уже сдаешься? Снова берешь перерыв? А не пора ли уже становиться КЕМ-ТО? Сколько можно жиреть и тупеть? Рано опускаешь руки!
Кот-жиробас возразил: фуу! Это опять листать сайты вакансий? Да возможно ли вообще найти с их помощью работу? Все твои друзья и знакомые, все до единого нашли свою работу через знакомых! Тебе это ни о чем не говорит? Да и опыта работы не прибавилось... Толку-то возиться с этим!
А внутренний прагматик вскочил и добавил: денег, кстати, нету! Деньги начинающему специалисту платить не будут. А вот администратору заплатят как положено!
Тут не выдержал внутренний романтик: доколе, друзья?! Доколе терпеть это никчемное существование? К чему ведет путь кота-жиробаса? К покупке нового дивана? К шоколадному печенью? К целлюлиту и мозговой плесени, вот куда он ведет! Нам не нужен этот путь! Нам нужен путь героя!
Прагматик принял удар на себя. Ну, скажем так, - рассчитал он, - ради денег мы могли бы и администратором поработать, хотя бы некоторое время. В конце концов, деньги - это более животрепещущий вопрос, чем призвание и путь героя.
Романтик и мыслитель вместе завертели головами. Нет уж, дорогой, - ответили они хором, - Мы должны практиковаться в том, в чем желаем преуспеть! А на должности администратора нам никогда не получить стажа психолога. Жизнь одна, и она проходит. Пора смотреть на вещи трезво и целеустремленно.

Вот так они и галдят с утра до вечера у меня в голове. А я? Я даже не уверена, что мне так уж нужен путь психолога. Я не готова завоевывать это звание несмотря ни на что. Нет у меня цели на этом посту. Если бы попала куда-нибудь работать, то да, работала бы. А так - нет.
Есть еще лошади... Но блин! Я слишком красивая и умная для конюха! Хотя, может быть, и не такая уж... Но очень хочется верить, что такая!
В общем, друзья, стать принцессой из ничего оказывается довольно сложной задачей. Обычно в таких случаях людям помогают хорошие связи. Вот только даже их брать неоткуда...

21:55 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Банальщина из возрастной психологии: способности формируются в деятельности.
Для нас это означает лишь одно: в чем практикуешься, в том и преуспеешь. А не в том, о чем помечтываешь, лежа в ванной.
Как же часто и усиленно мы практикуемся в бездарной трате времени! Как мало мы практикуемся в тех вещах, которые нам действительно важны.
Проследите за своими привычными практиками и сравните, то ли это, в чем бы действительно вы хотели преуспеть.

22:32 

Slave never dreams to be free. Slave only dreams to be a king.
Слюнявый пост в духе старика Редуцента.
Мама постоянно обвиняет меня, причем совершенно несправедливо. И для этого есть только одно оправдание - она видит меня, видит, чем я занимаюсь, и мои занятия нельзя назвать причиной для похвал.
Есть также и другое. Она делает выводы обо мне лишь на основе того, что видит. А не видит она самого главного.
Самое главное, чем я занимаюсь, я скрываю от нее по возможности. Потому что все это она опошляет, осмеивает, осуждает, обесценивает. В лучшем случае говорит: "Не страдай ерундой, займись делом". Сколько себя помню, для нее всегда было только два мнения: ее и неправильное. Это касается моей одежды, моего чтения, моих игр, рисунков, музыки, которую я слушаю, взглядов, поступков, вкуса.
Поэтому с давних пор она знает обо мне только то, что ей позволено будет узнать. Я не стремлюсь перед ней оправдываться, а она не стремится меня понимать.
Однако, она позволяет себе по-прежнему отпускать презрительные, колхозные замечания в мой адрес. Вот только что вошла на кухню, увидела меня с нетбуком за сериалом, налила себе чаю и, уходя, по-бабьи бросила мне: "Читать разучилась уже, да?". Я слышала, но не подала виду. Мама подошла ближе и сказала громче: "Только сериалы теперь умеешь смотреть, да? Читать-то совсем разучилась, да?". Я со своим фирменным каменным лицом полностью игнорировала ее. Мама ушла.
А почему, собственно, я должна ей что-то объяснять? Какое ей дело до Моби Дика, Скотного двора, Ярмарки тщеславия? Она все это считает бесполезной тратой времени. Она ни одной книги за 25 лет не прочитала. "Беллетристика, фантастика!" - только и слышу, как она презрительно фыркает.
И как может она понять мое позирование художникам? Она не ходит в кружки рисования, ей не интересны свет, тени, анатомия и красота человеческого тела. Она не видит в этом ничего другого, только то, что кучка извращенцев пялится на голую девку.
Как я должна сообщать ей, что собираюсь на конюшню? Для нее лошади - это навоз, это вонь, грязь, навоз и травмы.
Все, что за пределами ее воображения, для нее неприемлемо. А воображение, надо заметить, у моей матери крайне тугое.

Так вот и получается. Мать вроде как не виноватая. Ну подумаешь, безыскусная простая женщина. Мало что ли таких матерей?
Но оправдывать до бесконечности я тоже ее не стану. Мать, дочь, бабушка, сестра, подруга - да кто угодно! Никто не должен осуждать людей за то, чего сам не понимает. Никто не должен вести себя высокомерно, цинично и однобоко.

Следы психики

главная